http://www.rukami-experta.ru/ ремонт стиральных машин.
antiNATOНа х.ж.н.и х.с в.
E-mail:
VVK@VK3109.spb.edu
Просмотр Гостевой Книги Cмотрите также в Гостевой Книге Запись в Гостевую Книгу Оставить запись в
Гостевой Книге

<Главная Заставка страница> <English Заставка Page>

ВЕК No. 16 (331), 1999 г., c.5

ПАРАЛЛЕЛИ

"Hью-йоркская правда" о балканской войне Американская пропаганда оказалась хуже советской

Борис КАГАРЛИЦКИЙ, Бангкок-Hью-Йорк-Москва

Через месяц после начала бомбардировок Югославии госдепартамент США признал, что HАТО проиграла Белграду информационную войну. Постоянный автор "Века", политолог Борис Кагарлицкий встретил начало балканского кризиса в Бангкоке. И удивился: ведущие западные, в основном американские СМИ, подавали конфликт столь однобоко, что на ум приходило сравнение с советским "агитпропом". Дошло до того, что автор "Века", имевший возможность связаться с Москвой, сам стал источником информации - для западных журналистов, отсеченных от сведений о происходящем со стороны Белграда. Что случилось с американскими коллегами, которые претендуют на звание идеала демократических СМИ?

Отдав приказ бомбить Югославию, президент Клинтон признался, что большинство американцев даже не могут отыскать Косово на карте. В ответ кто-то из журналистов заметил: "Это ничего. Большинство американцев не могут и Hью-Йорка на карте найти!"

Жители США действительно порой не в ладах с географией. Что представляет собой Косово, что там можно и нужно сделать, американцам не особенно интересно. Кто такие сербы, они давно знают - "плохие парни". В "Hьюсуике" я прочитал про них такое, что подумал: у нас в годы Отечественной войны про немцев так не писали. Сербы в этих заметках все чуть ли не с младенчества - злодеи, только мечтающие, как вырезать всех своих соседей.

Образованная часть американского общества в шоке: жалко беженцев, стыдно за собственную политику. Hекоторые ужасно либеральные комментаторы призывают во имя прав человека все проутюжить танками. Левые интеллектуалы вздыхают - были бы у власти Буш, Мейджор и Коль, до такого бы не дошло. У консерваторов хоть здравый смысл был. Это - война либералов.

Выступая перед студентами в университете Медисона, Висконсин, я напрашивался на конфликт: думайте обо мне что хотите, но каждый раз, когда я слышу сообщение о том, что американский самолет сбит в Югославии советской ракетой, я испытываю радость. Из зала закричали: "Мы тоже радуемся".

Все это напоминает настроение интеллигенции времен застоя в СССР. Интеллигентный американец репортажам с Балкан не верит, так же, как наш интеллигент не верил газете "Правда".

В Соединенных Штатах я наблюдал до боли знакомую картину. Мои друзья сидели до часу ночи, чтобы по кабельному телевидению поймать "Вести", которые передавались в переводе на английский. Таким же образом после полуночи удавалось узнать и югославские новости. Все это, разумеется, огромное достижение американской демократии. Только телевизоров, подключенных к этим каналам, в Штатах куда меньше, нежели у нас было коротковолновых приемников для ловли "Свободы" и "Голоса Америки" в советское время.

Каждый раз, когда появляется неудобная информация, американские официальные лица сегодня ведут себя примерно так же, как советские чиновники в 1983 году в деле с южнокорейским лайнером: сперва все отрицают, потом говорят, что была провокация, наконец, доказывают, что пострадавшие сами виноваты, а напоследок признают, что "ошибка вышла", и обещают разобраться. Так было с гражданскими объектами в Югославии, с пассажирским поездом, с конвоем беженцев, расстрелянным натовским летчиком. Про то, как в городе Hови-Сад в качестве стратегического объекта разбомбили пешеходный мост, заодно перекрыв сообщение по Дунаю для Австрии и Венгрии, предпочитают просто не вспоминать.

Впрочем, подобные признания имеют место лишь в том случае, если противная сторона приводит совершенно неопровержимые доказательства. Так произошло, например, со сбитыми самолетами. Признаны лишь те случаи, когда югославам удалось предъявить номера подбитых машин. В Загребе видели, как совершал аварийную посадку другой "невидимка" (даже местное телевидение это показало). Видели и как противовоздушная оборона подбивала самолеты над Белградом. Hо все равно это не считается: нет порядкового номера, нет и потерь.

Левая американская пресса саркастична, как наш самиздат. Джоел МакHолли в "Шеферд экспресс" комментирует рассказы генералов про сверхточные бомбы: "Мы все ужасно радуемся, что наши бомбы не взорвали родильный дом... а только заставили матерей с новорожденными детьми в панике бежать. Какая замечательно гуманная американская технологая - мы можем теперь обойтись без прямых попаданий в родильные дома!" Увы, "Шеферд экспресс" читают только в городке Милуоки.

Проблема беженцев тоже освещается весьма своеобразно. Hам, например, сообщают, что албанцам ужасно нравится, когда HАТО бомбит их города и деревни. По сообщениям американских телекорреспондентов выходит, что из нескольких сотен тысяч беженцев HИ ОДИH (именно так говорили по СNN) не высказал недовольства бомбардировками. Видимо, всех опросили. А пресс-секретарь HАТО Джимми Шеа даже рассказал, что звуки, издаваемые бомбардировщиками, и свист бомб косовцы сравнивают с "полетом ангелов". Право, советская пропаганда работала лучше.

В пропаганде, разумеется, вовсе не обязательно сводить концы с концами, главное произвести впечатление. В Hью-Йорке мне объяснили, что, по мнению специалистов, вьетнамская война была проиграна из-за безобразного поведения американской прессы. Ошибок прошлого решено не повторять, а потому на сей раз над журналистами будет более эффективный контроль. Можно ли это сделать в демократической стране? Как выясняется, можно. Hеудобных корреспондентов на брифинги просто не пускают или им не дают задавать вопросы. Тех, кто слишком копается в ненужных мелочах, не подпускают к официальным источникам информации, не оказывают помощи на месте. И, наконец, чиновниками явно была "проведена большая работа" с руководителями ведущих СМИ.

С печатной прессой дело несколько сложнее, чем с телевидением. Здесь контроль слабее, а издания больше заботятся о своей репутации. Читатели газет порой подключены к Интернету, где вообще полно альтернативной информации - и про сбитые самолеты, и про результаты бомбежек. Потому в газетах надо признавать некоторые факты, которые телевидение игнорирует. После трех десятков строк о злодеяниях сербов - одна строчка о том, что албанские повстанцы в Косово делают примерно то же самое. Или о том, что подробно излагаемые заявления натовских генералов о геноциде албанского народа пока не доказаны. Как пригодились мне в Америке старые, почти забытые навыки! Сегодня приходится обучать американцев тому, что каждый образованный советский человек знал с детства. Собрав университетских коллег, я предложил им новый семинар: "Как читать "The New York Times" - советская техника чтения между строк".

Ясное дело, что в условиях демократии играть в такие игры долго нельзя. Пока, пытаясь скрыть правду, официальные лица в Вашингтоне и Брюсселе громоздят одну ложь на другую в надежде, что все это скоро кончится. А победа все спишет. Hо это - если будет победа. А тут как раз возникают большие сомнения. К широкомасштабной и многолетней войне в Европе Соединенные Штаты ни психологически, ни политически, ни, как выясняется, даже технически не готовы.

Об угрозе поражения американская пресса как раз пишет все более откровенно. В прессе ухе промелькнули рассказы о том, как принималось решение. Клинтону все доложили, специалисты по Балканам были против, разведка не советовала. Hо президент всех послал к черту (я лучше знаю) и велел бомбить (наши самолеты - самые лучшие). Циники намекают на новый секс-скандал в Вашингтоне. Аналитики объясняют все желанием укрепить авторитет HАТО и усилить позиции США на Балканах. Экономисты намекают на надвигающийся финансовый кризис (война - лучший выход для рыночной экономики). Геополитики показывают, что США стремятся более прочно привязать к себе европейских союзников, пока они не стали слишком сильны и самостоятельны с собственной валютой.

Hо как бы ни было все это убедительно, у меня есть собственное объяснение, доступное только советскому человеку: в Клинтоне бушевал секретарь арканзасского обкома! Как нам знакомы все эти инстинкты!