Техобслуживание сплит систем. Заправка кондиционеров.
antiNATOНа х.ж.н.и х.с в.
E-mail:
VVK@VK3109.spb.edu
Просмотр Гостевой Книги Cмотрите также в Гостевой Книге Запись в Гостевую Книгу Оставить запись в
Гостевой Книге

<Главная Заставка страница>

РУССКАЯ ДОКТРИНА МОНРО

Николай фон Креитор

╚Своими широкими плечами пространство противопоставляется историческому небытью. Пространство≈это существование. Там где существует пространство, там существует и бытие╩.

Карл Шмитт

Читая статьи в дискуссии ╚Третий Рим╩ или ╚Республика Русь╩, развернувшейся в прошлом на страницах газеты ╚Завтра╩, я не мог не припомнить слова одного из самых интересных представителей Евразийства князя Трубецкого, которые мы находим в его статье ╚Русская проблема╩ опубликованной в 1922 году:

╚Восстановление России╩ в том виде, как его рисуют себе русские политические эмигранты, есть ничто иное, как чудо. В одно прекрасное утро мы проснемся и узнаем, что все, что по нашему представлению, сейчас происходит в России, было только тяжелым сном или что все это вдруг, по мановению волшебного жезла, исчезло. Россия опять оказывается великой державой, которую все боятся и уважают, которой на перерыв предлагают самые заманчивые политические и экономические комбинации, которой остается только свободно избрать себе самую лучшую форму правления и зажить припеваючи на страх врагам и себе на славу. Что это, как не чудо? Нельзя отрицать, что чудеса бывали, бывают и будут. Но можно ли исходить из чуда при политических расчетах?.. Когда настоящий реальный политик строит планы на будущее, он должен учитывать только реальные возможности. Но политик, совершенно не считающийся с реальными возможностями и обдумывающий своей план исключительно только на случай чуда, вряд ли может быть назван ╚реальным╩. Большой вопрос приложимо ли вообще к нему звание ╚политик╩. А между тем наши политические эмигранты именно таковы. Реальные возможности их нисколько не интересуют. Они их как будто не замечают. Чудесное восстановление России является для них альфой и омегой, неизменной целью или отправной точкой всех их планов, проектов и построений. Эта слепая уверенность в неизбежности чуда была бы понятна, если бы речь шла о каких нибудь мистиках. Но ведь в данном случае речь идет о практических деятелях, настоенных позитивно. Что же это, слепота, не позволяющая видеть реальную действительность, или страх взглянуть этой действительности в лицо? ╩.

А можно ли надеяться сегодня на чудо? Проснемся, откроем глаза, и Россия снова великая держава, империя или республика Русь. Это конечно чудо, а в чудо верить нельзя. Действительности же необходимо взглянуть в лицо, без боязни, ибо бояться можно только боязни. Политическая же действительность вот какова:

С разрушением Советского Союза в 1991г. ╚холодная война╩ не закончилась. ╚Холодную войну╩ отнюдь не заменила эпоха сотрудничества между США и Россией. В том же самом роковом году родился новый ╚американский экспансионизм 1991года╩. ╚Холодная война╩ перешла уже в настоящую войну, проводимую США пока что в геополитическом плане. И в этой войне Россия явно на проигрышной стороне.

В считанные годы после разрушения Советского Союза США сумели подорвать устои прежде существующего мирового порядка: основные нормы международного права, Хельсинкские соглашения, инстит ООН. Причем принципы Хельсинкских соглашений, которые гарантировали не только мир в Европе, но и суверенитет, независимость и территориальную целостность государств, были разрушены в буквальном значении этого слова≈бомбами американских самолетов в Югославии, военными силами организации являющейся основным инструментом американской гегемонии≈НАТО, организации которой США намериваются передать и, как свидетельствуют последние события в Югославии, уже передали, все основные функции ООН. Впервые после Гитлера и нацистской Германии другое государство≈США, совершило акты геноцида против славян.

Под прикрытием расширения ╚оборонной╩ организации НАТО Соединенные Штаты, также как и в прошлом после окончания второй мировой войны, приступили к силовой глобализации своей национальной доктрины≈доктрины Монро, к империалистическому экспансионизму и к укрупнению своего Большого пространства. Американский экспансионизм, освободившийся от всех ограничений основных норм прежде существующего международного права, и вооружившись доктриной международно-правового нигилизма- clausula rebus sic stantibus-, снова вступил в Drang Nach Osten. Ключевые страны бывшего Варшавского пакта, Польша. Чехия, Венгрия (Восточная Европа в терминологии МакКиндера) уже включены в сферу применения доктрины Монро. Югославия расчленена и части ее оккупированы американскими войсками. Балканский полуостров уже в сфере влияния США. Вечно подвижные границы американской империи продвинулись уже совсем вплотную к России. А далее, следуя логике американского империализма и установкам американских геополитических доктрин, придет очередь и Украины и стран Прибалтики и Кавказа. И Азербайджан уже все более открыто колонизируется.

Короче говоря ≈идет передел мира. Идет и набирает силу завоевание пост-советского пространства. А систематическое разрушение промышленности России≈и в особенности тяжелой промышленности, от которой зависит оборонный потенциал≈вполне можно сравнить со зловещим американским ╚планом Моргентау╩ в отношении побежденной Германии после окончания второй мировой войны, который предвидел разрушения ее промышленности и превращение Германии в основном в сельскохозяйственную страну. ╚Русская проблема╩ для США в настоящее время та же самая как и в то время когда Трубецкой писал свою статью: расчленить Россию, колонизировать ее пространство и превратить Россию в подневольное государство, которое играло бы для Американской империи такую же роль какую Индия в прошлом играла для Британской империи.

В настоящее время все ближе к России продвигаются вечно подвижные границы Американской империи. Американский империалистический хищник, под прикрытием ╚оборонной╩ мифологии НАТО, начинают захватывать окружающие Россию страны. Поэтому воссоздания Русского Большого пространства и провозглашения Русской доктрины Монро, запрещающей вмешательство пространственно-чужих сил в это пространство, становится жизненно важной императивой для России.

Для каждого непредубежденного наблюдателя совершенно очевидно, что альтернатива воссоздания Русского Большого пространства ≈это уход России, а также и других народов Советского Союза в историческое небытие, их превра-щение в колониальные пространства. ПОНЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА

╚Пространство является формой исторической жизни, оно определяет жизнь государства. Государство и народ существуют в пространстве╩, заметил Рудольф Челлен, который рассматривал геополитику как учение о государстве, существующем в географическом пространстве.

В своей книге ╚Государство как форма жизни╩ он подчеркивал, что государство это прежде всего пространственное понятие. Пространство является формой жизни не только государства, но и народа. Исторический субъект пространства есть государство понятого как форма жизни, иными словами, как самообороны и самоутверждения политически существующего народа. Чувство пространства и защита этого пространства≈ сущность сознания исторической миссии народа. Большое пространство поддерживает жизнь, являясь опорой и якорем народной жизни.

Большое пространство требует создания политических форм, которые бы позволили сильной и единой воле политического народа определять внутреннюю и внешнюю политику государства.

Оборона пространственной формы жизни невозможна без определения пространства, которое следует оборонять, она провозглашения принципа невмешательства пространственно чуждых сил в это пространство. Чувство пространства, сознание органической общности и неделимости пространства и нации, являются первоосновой всякой обороны.

Чувство пространства и национальное самосознание взаимосвязаны. ╚Закат государства, писал Фридрих Ретцель, во многих отношениях является результатом отмирания пространственного сознания народа╩, отмирание пространственного сознания у определенного народа неминуемо влечет за собою расширение конкурирующего, враждебного пространства. Большие пространства не терпят вакуума. Отступление одной силы, сдача ее позиций, неминуемо влечет за собою вторжение другой силы в это пространство. Когда одно Большое пространство расширяется, другое неминуемо уменьшается и в конце концов разрушается. Это элементарный закон геополитики. Именно это вторжение и соответствует планам США захватить большую часть прежнего Русского Большого пространства, путем включения не только бывших стран Варшавского договора, но и Украины и Прибалтики в НАТО, иными словами в сферу применения своей доктрины Монро,≈ а значит в Американское Большое пространство. Уже раздаются даже голоса присвоить себе Сибирь, превратить ее в американский штат и таким образом прибавить еще одну звезду на флаге США.

Геополитический экспансионизм США определяет силовое поле политической действительности в мире в пост-советский период. Внешняя политика США теперь направлена на захват наследства Советского Союза, на колонизацию пост-советского пространства. Политическое становление Русского Большого пространства единственная альтернатива превращению России в колониальное пространство.

ПОНЯТИЕ ВРАГА

Большое пространство закреплено идеей-силой, имеющей собственно≈идейный и волевой аспекты. Исторический субъект идеи-силы, как подчеркивал Карл Шмитт- есть политически пробужденный народ. Только политический народ в состоянии создавать, поддерживать и оборонять Большое пространство. Теоретический аспект воли политического народа является идеей этого пространства. В идее-силе сливаются принципы определения и организации этого пространства, его исторической миссии и защиты, и экзистенциальный императив отрицания вражеских Больших пространств которые ему противопоставляются.

Политическая идея-сила этого пространства является принципом его легитимизации. Эта идея должна, с одной стороны, быть обусловленной определением геополитического врага, а с другой, осознанной необходимостью самоутверждения, понятого как основной категорический императив исторического бытия политической России в мире и в истории.

Карл Шмитт подчеркивал, что в отношении Больших пространств применимы основные критерии понятия ╚политического╩ ≈ фундаментальное различие между врагом и другом. Иными словами Большое пространство может существовать и обороняться только как политическое пространство, организованное политическим народом и ограниченное от других враждебных ему Больших пространств. Его становление и определение основываются на осознанной необходимости противопоставления врагу. Первый и основной принцип его обороны это запрет интервенции пространственно чужих сил ≈Соединенных Штатов≈ в Русское Большое пространство. Без политического становления русского народа не только Большое пространство, но и Россия не могут существовать.

ДЕЛИГИТИМИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ЛЕГИТИМНОСТИ ВРАГА

Геополитический враг стремится прежде всего, с одной стороны, легитимизировать свою гегемонию и принципы своего пространства, а с другой, делигитимизировать устройство, организацию и защиту конкурирующего пространства. Если врагу это удается, тогда конкурирующее пространство теряет свою качественную характеристику, свою уникальность, обусловленную историей и народом, свою защищенность, деполитизируется, и, в конечном счете, интегрируется в пространство врага. Т.е. враг разрушает и завоевывает чужое пространство и укрупняет свое собственное пространство.

Инструментом репрессивно-диалектического процесса укрупнения и универсализации пространства врага и делигитимизации Русского Большого пространства служат инститы гегемонии американского Большого пространства, которые были созданы США уже после окончания второй мировой войны: ООН, Международный Валютный Фонд, Мировой Банк, НАТО, нормы нового международного права пост-советского периода, за которыми скрывается структура глобального американского империализма, а также и американская идеология гегемонии.

Идеология гегемонии это прежде всего идеология американского универсализма, суть которого провозглашение сугубо эгоистических национальных интересов США и американского империализма в качестве интересов всего человечества. И тут следует иметь ввиду, что нет и не может быть универсальных принципов организации мира. Единого и абстрактного мондиалистского пространства нет, существуют конкурирующие пространства и национальные интересы. Универсализм выступает единственно в качестве идеологии империализма ведущего государства гегемона, каким в период после распада Советского Союза являются США. Воспринять и подчиниться империалистической идеи универсализма ≈это уже означает отказаться от задачи обороны собственного пространства и собственных национальных интересов.

НЕОБХОДИМОСТЬ РУССКОЙ ДОКТРИНЫ МОНРО

Совершенно очевидно, что Россия в конфронтации с глобальным американским экспансионизмом≈то что Збигнев Бржезинский называет американским вторжением в геополитический вакуум Евразии, образовавшийся после распада Советского Союза≈ и в атмосфере все время возрастающей международной нестабильности, должна принять неотложные меры для защиты своего геополитического пространства.

Провозглашение Русской доктрины Монро с запретом интервенции про-странственно чужих сил в Русское Большое пространство должно стать первоосновой не только самообороны и самоутверждения России, но и отпора американскому экспансионизму, стремящемуся завладеть пост-советским пространством.

Я хотел бы подчеркнуть, что геополитическое пространство России не может быть защищено без сформировавшейся русской воли к сущности, существованию и самоутверждению. Русская доктрина Монро, как и каждая концепция закрепления и обороны Большого пространства, состоит из двух элементов ≈географического и волевого. Иными словами≈ она синтез пространства и воли политического народа. Воля к национальной сущности и превращает народ в народ политический, способный делать фундаментальное различие между врагом и другом. Поэтому внешний и внутренний враг России должны быть четко обозначены. Сегодня ≈это внешняя и внутренняя Америка. И как уже заметил немецкий юрист Карл Шмитт, только народ политический может самоутверждаться, быть народом в себе и для себя ≈ иными словами иметь историческое будущее.

ПРИНЦИП ЛЕГИТИМНОСТИ БОЛЬШОГО ПРОСТРАНСТВА

Принцип организации и обороны Большого пространства требует обоснования принципа легитимности этого пространства и тесно связан с этим принципом. Когда была провозглашена изначальная доктрина Монро, она обосновала конфликт и непримиримость двух принципов легитимности ≈династической легитимности Священного Союза в противопоставлении с республиканским принципом легитимности США≈иными словами феодальному принципу легитимности был противопоставлен принцип легитимности капитализма. Во время соперничества между Советским Союзом и США принцип социалистической легитимности противопоставлялся принципам капитализма и колониализма. Вот и теперь легитимности теологического универсализма американского империализма должен быть противопоставлен новый принцип легитимности Русского Большого пространства.

Геополитическая борьба и соперничество Больших пространств имеет важный юридический аспект, распространяющийся прежде всего на международное право- это борьба и столкновение различных принципов легитимности, каждый из которых стремится выступить в универсальной форме.

Достаточно припомнить, что во время Парижской мирной конференции после окончания первой мировой войны это выразилось в столкновении принципов легитимности Вестфальской системы, основанной на балансе сил в мире и на принципе государственного суверенитета, с одной стороны, а с другой, с принципом легитимности американского универсализма, т.е. легитимности зарождающейся американской мировой империи, экспансионизм которой был несовместим с исторически сложившейся Вестфальской системой суверенных стран и поэтому стремился подорвать международно-правовые принципы этой системы. С принятием доктрины Монро в качестве 21 статьи устава Лиги Наций европейский принцип легитимности потерпел первое крупное поражение. Создался дуализм легитимности≈с одной стороны легитимность Вестфальской системы, так называемый Jus publicum europaeum, а с другой ≈легитимность американского империализма, императивы которого являлись законом в Западном полушарии и исключали любое вмешательство Лиги наций в американское Большое пространство.

Принцип легитимности и процесс легитимизации Большого пространства совпадает с сущностью суверенитета и суверенной воли ведущего государства. Поэтому восприятие чужого принципа легитимности уже означает сдачу собственных позиций, ибо такое восприятие не что иное как подчинение воле врага. Восприятие чужого принципа легитимности является по существу признанием верховенства суверенитета противника, иными словами это отречение собственного суверенитета.

Начало каждого ╚мирного завоевания╩≈ это завоевание в области идеологии и международного права, иными словами средствами юридического фашизма, который для государства гегемона является инструментом экспроприации и присвоения суверенитета других стран. Воздвигнутый в нормы международного права экспансионизм выступает как правопритязание. В настоящий момент распространение идеологии американского универсализма -юридическая и идеологическая основа завоевания пост советского пространства.

Связанным с провозглашением Русской доктрины Монро является принцип легитимизации Русского Большого пространства. В настоящее время наблюдается принимающий все время более силовой характер процесс легитимизации экспансии американского Большого пространства, которому сопутствует делигитимизация Русского Большого пространства. Это проявляется с одной стороны в американском экспансионизме под маской миротворческих мер ООН, в планах расширения НАТО, а с другой, в новой американской доктрине так называемого геополитического плюрализма в пост-советском пространстве, тождественной с силовым сохранением состояния расчленения Советского Союза, и с дальнейшими планами расчленения России.

В идеологическом и международно-правовом плане задачей России в будущем начать, с одной стороны, процесс легитимизации Русского Большого пространства, а с другой, делигитимизацию экспансии американского Большого пространства. США уже превратили ООН в инстит своей гегемонии и в конечном счете свели эту организацию к роли служанки НАТО. Поэтому провозглашение Русской доктрины Монро связано с созданием альтернативных организаций международного характера, и прежде всего с созданием альтернативной оборонной организации.

В настоящее время США выдвигают совершенно абсурдное притязание, что только они имеют абсолютную прерогативу на так называемые оборонные организации и поэтому в будущем только НАТО может существовать: иная оборонная организация явилась бы вызовом НАТО. Таким же самым образом США выдвигали в прошлом аналогичные доводы насчет того, что хотя доктрина Монро и является универсальной доктриной, тем не менее только США имеют прерогативу на эту доктрину и что эта доктрина неприложима и неприлагаемая в иных геополитических ситуациях другими государствами. По существу это означало, что только США владеют прерогативой геополитического экспансионизма.

Это также означает, что новые экспансионисты США выдвигают доктрину, что только Большое пространство США легитимно и что принципы его устройства, основанные на неограниченной гегемонии США, должны господствовать во всем мире. Достаточно вспомнить, что уже президенту Вудро Вильсону будущий новый мировой порядок виделся как доктрина Монро для всего мира.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Русская доктрина Монро должна стать международно правовой декларацией определяющей Русское Большое пространство и устанавливающей принцип запрещения интервенции пространственно чуждых сил в это пространство.

Русская доктрина Монро немыслима без денонсации преступных Беловежских соглашений и восстановления единого и неделимого Советского Союза в границах, подтвержденных и гарантированных международным правом, в частности Ялтинскими соглашениями, уставом ООН, Декларацией принципов международного права ООН от 1970г. и Хельсинкскими соглашениями, т.е. в границах 1945г.

Не только оборона Русского Большого пространства, но и воля народа к обретению сущности и прорыва в историю, призывают к признанию недействительности разрушения Советского Союза. Необходимо припомнить, что расчленение Советского Союза произошло в нарушение Конституции Советского Союза- т.е. было антиконституционным, в нарушение единой воли Советского народа≈выраженной в итогах референдума в марте 1991г., и в нарушении международного права, в частности Хельсинкских соглашений. Воссоздание Советского Союза привело бы поэтому не только к сохранению исторического будущего России и других братских народов, входящих в Советский Союз, но и к восстановлению основных норм международного права. Поэтому денонсация преступного Беловежского соглашения декабрьских преступников и агентов влияния чужой силы императивно необходимо, являясь первым шагом к провозглашению Русской доктрины Монро. Принцип подлинной легитимности всецело на стороне России. Поэтому творческая международно-правовая стратегия должна стать руководящей стратегией в будущем.

Принцип подлинной легитимности, который как я уже сказал, всецело на стороне России, столкнется с принципами псевдо-легитимнисти американского экспансионизма, которые США силовым путем хотят возвести в единственно имеющие силу принципы легитимности в ╚Новом мировом порядке. ╩ Но эти американские принципы аналогичны принципам нацистского ╚нового мирового порядка╩. На псевдо-легитимной основе этих своих принципов нацистская Германия намеревалась разрушить Советский Союз и завоевать русское геополитическое пространство. Аналогичным образом действуют теперь США, намеривающиеся завоевать русское геополитическое пространство.

Я считаю, что Россия в будущем должна использовать опыт борьбы с нацисткой Германией в прошлом для борьбы с США сегодня. И в конечном счете надо помнить, что историческое существование России является абсолютно высшим законом, абсолютным высшим императивом русской политики национального существования. Никакая другая норма не может существовать, которая бы повелевала или санкционировала прекращение исторического существования России. И я хочу надеяться, что на смену политике и дипломатии самоликвидаторства последнего десятилетия, прийдет политика и дипломатия активизма, национального самоутверждения и прорыва в историю.

Тут необходимо понимать, что состояние расчленения Советского Союза, иными словами расчленения Русского Большого пространства, является не что иным как проникновение, силовое вторжение чужого, вражьего Большого пространство в Русское. Более того ≈состояние расчленения Советского Союза является в то же время легитимизацией принципов этого чужого пространства. Не случайно после разрушения Советского Союза США приняли на вооружение доктрину ╚геополитического плюрализма╩ в пост-советском пространстве, понимая под этим с одной стороны силового сохранения наступившего в результате Беловежского преступления расчленения Советского Союза и дальнейшее расчленение России, а с другой стороны завоевание и колонизацию пост-советского пространства Соединенными Штатами.

Геополитический и политический реализм немыслимы без понимания того, что в международных отношениях сила, а не мораль, единственно имеет вескость и материальность. Международная мораль и нормы международного права, мыслимы только в контексте баланса сил, в качестве рабочего консенсуса стран входящие и поддерживающие этот баланс. Как только баланс силы резко изменился в пользу Соединенных Штатов, а именно это и случилось после распада Советского Союза, как США, вооружившиеся международно-правовым нигилизмом, встали на путь силового разрушения тех норм международного права и международных договоров, которые и закрепляли в прошлом систему баланса сил.

ПРИНЦИП ЛЕГИТИМНОСТИ

Универсального принципа легитимности нет и не может быть. Доктрина международного универсализма, выдвинутая президентом Вудро Вильсоном после окончания первой мировой войны, и ставшая с тех пор стержнем американской политической теологии, являлась универсализацией национальных империалистических интересов США и их идеологизация в качестве интересов всего человечества. Универсализм служит сегодня только силам мондиализма. Универсализм превратится в новую тоталитарную идеологию, в инструмент покорения народов и гегемонии США в мире.

Будучи идеологизацией национальных интересов США, отрицающие любые соперничающие национальные интересы, универсализм в самой своей сущности враждебен национальным интересам России. Русское Большое пространство не может являться объектом завоевания, колонизации или установления политических форм или политического влияния пространственно чужой силы. Нельзя допустить изменения статуса кво в мире и дальнейшего силового перемещения баланса сил в пользу США.

История политического существования США совпадает с доктриной вечно подвижных, вечно продвигающихся границ США. Для США внешняя политика это география, приведенная в движение. В отличие от вечно подвижных границ американского Большого пространства, приведенные в движение непрерывным экспансионизмом, сперва на Американском континенте, а потом, начиная с войны против Испании, и во всем мире, Русское Большое пространство географически и исторически ограничено.

ПРИНЦИПЫ НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА РУССКОЙ ДОКТРИНЫ МОНРО

Первым политическим актом новой России, ознаменующий становление политической России, должно стать провозглашение принципа невмешательства пространственно чуждых сил в Русское Большое пространство. Принцип невмешательства можно обобщить в следующих нескольких постулатах:

1. Россия твердо намеривается предотвратить установление политической системы чуждых сил в это пространство и не допустит политики, враждебной национальным интересам России, странами входящим в это Большое пространство.

2. Национальные интересы России неотложно требуют выступить с декларацией, что территория бывшего Советского Союза , как например Украина, Прибалтика, Азербайджан или Кавказ, не могут быть объектом захвата и колонизации Соединенными Штатами, какие бы то не было идеологические формы этот захват бы не принимал≈расширение НАТО, так называемые миротворческие меры, установление режима ╚открытых дверей ╩ и т.д.

3 Каждая попытка американской империи и американского мирового империализма установить контроль над братскими славянскими народами или над частями Советского Союза будет рассматриваться как враждебный акт вызова со стороны США, призывающий к ответным мерам защиты и самообороны.

4. Невозможно позволить расширение американской гегемонии и империалистической политической системы. Такое расширение создает очаг прямой угрозы миру и счастью братских народов Советского Союза и других славянских стран.

5. Система колониальной демократии, установленной США в Западном полушарии, которую США пытаются навязать и установить в Восточной Европе≈фундаментально различается от политической системы Евразии и несовместима с нею. Попытки расширить подвижные границы американской империи или силовое установление США структуры своего господства будет рассматриваться как прямая и непосредственная угроза миру и безопасности России.

6. Россия ≈или скорее всего новый Советский Союз ≈ имеет моральную обязанность не допустить порабощения новых народов и государств Соединенными Штатами и распространение на своем пространстве политического строя и структур вражеского Большого пространства. Россия твердо намерена предотвратить любыми средствами которые будут необходимы, включая применение военной силы, завоевание Соединенными Штатами славянских стран при помощи применения силы или угроз подобного применения , при помощи подпольных подрывных операций и создания квислинговских структур. В области международного права Россия должна отказать в признании любому государству, власть в котором перешла в руки американских ставленников, - например, ╚Хорватия╩ или ╚ Босния╩,- или которое было создано в нарушении основных норм международного права, включая Хельсинкские соглашения.

Понятие Большого пространства немыслимо без разграничения от другого, враждебного, Большого пространства. Большое пространство не может существовать без ясно провозглашенной и оформленной доктриной обороны этого пространства, которая требует не только запрещения интервенции пространственно чужих, сил, но и принятия силовых мер к предотвращению такой интервенции. Иными словами доктрина самообороны требует воли к применению любых средств, включая военную силу, для предотвращения вторжения пространственно чужих сил.

Логика защиты Большого пространства требует с одной стороны отпора принципа легитимности чужого, враждебного Большого пространства≈конкретно Американской империи США≈выступающей под лживой и обманчи-вой маской универсальной легитимности, а с другой, создание и поддерживание нового принципа легитимности, органически присущего русскому Большому пространству, его организации, существования и обороны.

То же самое относится и к институтам гегемонии созданными враждебным Большим пространством, которые необходимо рассматривать не иначе как идеологическим прикрытием и инструментом империалистического экспансионизма США. А это приводит к обязательной необходимости создания альтернативных по отношению к Американской империи антигегемониальных институтов Русского Большого пространства. ОПРЕДЕЛЕНИЕ АБСОЛЮТНОГО ПРЕДЕЛА ТЕРПЕНИЯ

Русская доктрина Монро должна включать в себя понятие ╚предела терпения╩. 3 октября 1995г. военный эксперт российского института оборонных исследований Антон Суриков совершенно правильно заявил, что ╚Как военному эксперту мне видится реальным и следующий вариант: в случае включения в состав НАТО прибалтийских республик вооруженные силы России будут введены на территории Эстонии, Литвы и Латвии. Любые же попытки Североатлантического блока силовым путем воспрепятствовать этому могут привести к началу мировой ядерной катастрофы ╩. Если отбросить репрессивные категории мифологии американского империализма, то суть включения этих стран в НАТО не что иное как захват этих стран и их превращение в американский военный плацдарм для дальнейшего похода на восток. И тут Русская доктрина Монро должна императивно повелевать недвусмысленную декларацию России, что попытка захвата этих стран и их превращение в сферу применения американской доктрины Монро и в санитарный кордон окружающий Россию, является тем, что на языке международного права называется Casus Belli≈актом агрессии против России призывающим к ответным мерам для предотвращения агрессии.

Статья была опубликована в газете ╚Завтра╩