http://www.stroy-shkola.ru/ как сделать внутреннюю отделку дома своими руками.
antiNATOНа х.ж.н.и х.с в.
E-mail:
VVK@VK3109.spb.edu
Просмотр Гостевой Книги Cмотрите также в Гостевой Книге Запись в Гостевую Книгу Оставить запись в
Гостевой Книге

<Главная Заставка страница>

ЛЕВИАФАН И БЕГЕМОТ

Николай фон Крейтор

╚Ненависть англосакских сил к континентальной Европе≈это ненависть периферальных атлантических морских держав к силе Хартланда≈континентальной силе, и эта ненависть прослеживается во всей современной истории╩. 

Макс Шеллер

╚Экспансионизм все и вся╩, сказал Сесиль Родс, и впал в уныние, ибо каждую ночь он видел над своей головой все эти звезды на небе. .. эти неведомые миры , которых нам не достичь. ╚Я аннексеровал бы планеты, если бы я мог╩. 

Сесиль Родс

Выдающийся немецкий юрист и политолог Карл Шмитт ассоциируется у большинства современных исследователей с его работой ╚Понятие политического╩, в которой развивается и обосновывается концепция врага и друга. Эта антитезисная пара в политологии имеет такое же фундаментальное значение как концептуальная пара ╚добро-зло╩ в этике или ╚прекрасное-безобразное╩ в эстетике. По его представлению , государство, прежде всего, ≈ сплоченная политическая общность, которая в своем экзистенциальном стремлении к самоутверждению в истории противостоит другим политическим общностям. Когда исчезает политический и экзистенциальный императив противопоставления врагу, государство деполитизируется и, в конечном счете, перестает существовать как независимая политическая единица. То, что придает работам Шмитта силу и убедительность это, (цитируя слова из его книги ╚Политическая романтика╩),≈ ╚политическая ненависть и неистовое возмущение глубокой несправедливостью вражеского доминирования╩ над собственным народом.

Уделяя большое внимание концептуальной паре ╚враг-друг╩, Шмитт в ряде своих основных работ подчеркивал важность форм политического доминирования, и, в особенности, господства одного государства над другими посредством идеологии. В принципе, идеологическое наступление можно сравнить с наступлением танковой армии. Цель одна и та же ≈ уничтожить врага, хотя и различными средствами. Идеология, отмечал Шмитт, является одним из наиболее опасных и грозных орудий борьбы. Горизонт понимания народа-всегда есть политическая реальность. Власть же-у того, кто определяет эту реальность. Враг стремится захватить представления, понятия, термины и, главным образом, терминологию, и содержание, международного права. Народ может считаться окончательно поверженным лишь тогда, когда он воспримет навязанные ему представления врага как свои собственные. Горизонт понимания народа обусловлен тогда политическими интересами врага и вражеское доминирование воспринимается как естественное состояние всего мирового общества.

Исходя из этих положений, Карл Шмитт придавал большое значение критике идеологии и геополитических концепций, связанным с нею. В этом контексте он уделял много внимания проблемам геополитического пространства и идеологии и, в особенности, той идеологии, которая закрепляет или же, наоборот, подрывает и разрушает специфическое и конкретное единое геополитическое пространство. Геополитика- не что иное, как единство пространства и идеологии, которая это пространство закрепляет и консолидирует. Концептуальная пара ╚враг-друг╩ приложима и к идеологии. Идеология геополитического пространства определенного народа≈идея-сила (Пан-идея в терминологии Хаусхофера), которая это пространство организирует, мобилизирует, легитимизирует и защищает. И эта идея-сила вступает в конфликт с идеологией врага, которая, наоборот, стремится дезорганизировать, демобилизировать и, в конечном счете, разрушить чужое пространство. Наиболее интересные работы Шмитта в этой области: ╚Земля и море. Созерцание мировой истории╩ , ╚Левиафан в теории государства Гоббса. Смысл и неудача одного политического символа╩ и ╚Номос земли в международном праве Jus Publicum Eauropaeum╩. Особое внимание уделялось им критике либерализма , который, по его мнению, является наилучшим средством для разрушения оборонительных линий государства. Либерализм был принят на вооружение Британской империей , рассматривающейся Шмиттом как заклятый враг Германии. Критика идеологии британского мирового владычества занимает центральное место в его книгах. К вышеназванным работам вернемся позже, а сейчас скажем несколько слов о концепции истории немецкого ученого.

Для Шмитта история - непрерывная борьба континентальных и морских сил, начиная с Карфагена и Рима в древности: ╚Всемирная история - это борьба континентальных держав против морских держав и морских держав против континентальных держав╩.

В своей работе ╚Левиафан в теории государства Гоббса╩ впервые опубликованной в 1938 году, он раскрывает понятия ╚Левиафан╩ и ╚Бегемот╩ в работах английского мыслителя. Левиафан, подчеркивал Шмитт,- еврейская интерпретация живучих языческих сил ≈ образ, преисполненный глубокой неприязни и оппозиции к государству. Ошибка Гоббса, отмечает он, ╚принять еврейскую метафору в качестве образа государства╩. В этом контексте, и в особенности в своей книге ╚Земля и море╩, он напоминает легенду, взятую из Каббалы. Согласно этой легенде, мировая история ≈ борьба между могущественным китом, Левиафаном, и столь же сильным наземным животным, Бегемотом, которого представляли себе в виде быка или слона. Иными словами, вечная битва между морскими и континентальными силами.

╚Каббалисты утверждают, что Бегемот старается разорвать Левиафана своими рогами или зубами, Левиафан же стремится зажать своими плавниками пасть и нос Бегемота , чтобы тот не смог есть и дышать╩. Этот образ удушения ≈ яркий символ морской блокады, традиционно осуществляемой Великобританией, иными словами ╚изображение блокады континентальной державы морской державой╩. Отсюда и метафора - кольцо Анаконды как геополитическая стратегия блокады, описываемая как Шмиттом, так и Хаусхофером.

Евреи никогда не участвуют в этих героических сражениях, но, когда бой заканчивается, они подобно гиенам первыми набрасываются на трупы погибших. В своей книге Шмитт пишет: ╚Евреи стоят поблизости и наблюдают как народы убивают друг друга. Для них эта бойня - законная и кошерная. Поэтому они как стервятники поедают трупы павших воинов, благодаря чему и живут╩. Он добавляет:╚Это то, что евреи говорят сами о себе╩. ╚Евреи, говорят каббалисты, празднуют затем тысячелетный ╚пир Левиафана╩ , о котором рассказывает в знаменитом стихотворении Генрих Гейне╩. Немецкий политолог рассматривал евреев как червей-паразитов, недостойных человеческого уважения. Вполне уместно напомнить, что и Соединенные Штаты точно таким же образом вели себя в период Первой и Второй мировых войн. После того, как сражающиеся стороны обессиливали, США подобно гиене набрасывались одинаково на врагов и союзников, добиваясь мирового могущества за счет войны, в которой эта страна, по сути дела, участвовала лишь номинально. Холодная же война, начавшаяся после Второй мировой войны, в геополитическом плане являлась блокадой Советского Союза ≈ ведущей континентальной силой - Соединенными Штатами ≈ главной морской державой.

По мнению Карла Шмитта, Гоббс неудачно выбрал Левиафана в качестве образа суверенного государства. Левифан для Шмитта≈ метафора врага Европы, в отношение которой он олицетворяет ее разобщенность. Бытует неправильное представление, что схватка Левиафана с Бегемотом изображает борьбу ╚долгого╩ и ╚короткого╩ парламентов в истории Англии. Для Шмитта Бегемот - не ╚короткий╩ парламент, а разобщенная Европа. Сама сущность Левиафана требует слабой Европы, ибо слабая Европа - сила Левиафана. Он в ее слабости и разобщенности черпает силу. И наоборот, сплоченная Европа≈смертельная угроза для него. Не случайно ведущие геополитики морских сил≈англичанин Гальфорд МакКиндер, американцы адмирал Мэхэн и Николас Спайкман≈в сплоченной Европе, в ╚континентальном блоке╩, изпользуя терминологию генерала Хаусхофера, видели смертельную угрозу для мирового господства морских сил.

СПИНОЗА КАК АГЕНТ МИРОВОГО ЕВРЕЙСТВА

Критикуя Гоббса, Шмитт указывает, что он открыл двери для современного еврейского либерализма в лице Баруха (Бенедикта) Спиноза. То есть ≈ силам подрывающим и разрушающим государство изнутри. Этатизм Гоббса не состоялся, подчеркивает Шмитт.

Вскоре после публикации книги Гоббса ╚первый либеральный еврей явился с ножом и вилкой в руках, точа зубы и намереваясь наброситься на государство╩. Спиноза нашел ╚точку нападения и путь для вторжения либерализма╩ , т.е. для экономической практики еврейства, куда евреи - антиэтатисты могли ворваться и начать свое дело по разложению государства. В различии между публичным и частным заключается ахиллесова пята этатистов, подчеркивает Шмитт.

Понятие внутренней веры, сформулированное Гоббсом, ≈ опасная философская концепция , считал Шмитт. Спиноза переделал эту концепцию в ╚гражданское общество╩, отделенное и сохраненное от здоровой дисциплины государственной власти. Он трансформировал концепцию о невидимой и внутренней вере в лицензию для видимых культов, подрывающих государство. Со Спинозой свобода вероисповедания стала главенствующим началом, ущемляющим права суверенного государства. Множество социальных групп поддерживало либеральную эрозию политического авторитета государства для укрепления своих сугубо личных свобод: масоны, пиетисты, мистики, а главным образом ≈ евреи, одержимые духом протеста и разложения.

Каждый интеллигентный еврей понимал, что подрыв силы суверенного государства будет прежде всего служить делу подрыва других народов и эмансипации своего еврейского народа.

В своей критике Гоббса Шмитт подчеркивал, что понятие борьбы всех против всех (беллум омниум контра омнес) в корне противоречит его же(Гоббса) концепции суверенного государства. Сущность этой борьбы заключается в том , что эгоизм - фундамент каждой морали, и эгоистическая борьба всех против всех изначальное состояние общества. А это представляет собой дух еврейства , вторгшийся в тело суверена и не только выражающий интересы финансистов и торговцев , но и подрывающий органическую сплоченность государства.

КРИТИКА ЛИБЕРАЛИЗМА

Критикуя Спинозу, Карл Шмитт рассматривал либерализм как врага современного государства. Уже в 1928 году он пришел к выводу, что болезнь немецкого общества и культуры называется ╚еврейский либерализм╩. В русле своей критики либерализма немецкий мыслитель противопоставлял принципу универсализма, вскормленному на либерализме, принцип государственного суверенитета. Универсализм, по его мнению, -еврейский принцип и, есть ни что иное, как орудие распространения и утверждения еврейской экономической практики. Универсализм ≈ дымовая завеса для ограбления других народов. Не лишне заметить, что американский президент Вудро Вильсон возвел принцип универсализма в мировую доктрину, под знаменем которой ограбление мира заокеанской супердержавой продолжается и в наши дни.

Либеральные ценности ≈ это средство подрыва авторитета государства и идеи государственности враждебными внешними силами. Либерализм ≈ орудие внешней силы, служащее проводником интересов врага. ╚Либеральная конституция и либеральные ценности, подрывающие суверенитет государства, являются типичным прикрытием, под которым осуществляется господство вражеского государства╩...В качестве чужой, враждебной идеологии, либерализм может перманентно ранить Германию, подчиняя немецкую мысль наивным антигосударственным соблазнам в интересах чужих сил╩. Далее он пишет: ╚Евреи - смертельные враги каждой подлинной продуктивности и творчества любых других народов╩, и как носители сущности либерализма, они всегда проявляют готовность вступить в заговор с внешним врагом╩.

Либерализм в корне несовместим с демократией, подчеркивает Карл Шмитт, посколько правдивая демократия всегда ставит во главе угла интересы народного сообщества.

Дорога еврейского либерализма ≈ варварство. Вопреки их лозунгам и заклинаниям, идеалы либерализма ведут не к свободе а к самому страшному порабощению и закабалению. ╚Сегодня самые ужасные войны ведутся во имя мира, самое ужасное угнетение совершается во имя свободы, а самая вопиющая несправедливость ≈ во имя справедливости, и самая ужасная антигуманность ≈ во имя блага человечества╩.

Слова Шмитта представляются пророческими и исключительно актуальными в наше время ≈ в период наступления сил ╚нового мирового порядка╩. Под прикрытием либеральной мишуры и под литавры новорусско-либералов невиданными темпами вымирает русское население России, а самый главный либерал в мире дядя Сэм уже успел уничтожить один миллион детей в Ираке. И все это-во благо человечества! Не удивительно, что кое - кто уже поговаривает о том, что либерализм ведет все человечество по направлению к Холокосту.

╚ЗЕМЛЯ И МОРЕ╩

В своей геополитической работе ╚Земля и море╩ Шмитт продолжает критику либерализма, очерчивая не только онтологическое противостояние морских и континентальных сил, но и метко раскрывает антиномии либерализма и универсализма в качестве идеологических орудий захвата мира морскими силами, главой которых в то время была Великобритания.

Шмитт начинает свой анализ с парадокса Британской мировой империи. С одной стороны, либерализм подрывает основы государства, делает его слабым , аполитичным и легкой добычей для внешнего врага; с другой ≈ как объяснить тот неоспоримый факт, что либеральная Великобритания смогла достичь мирового господства, создав империю, сравнимую лишь с Римской. Он замечает, что миф современной истории ≈ мифотворчество британского империализма. Современная история ≈ история завоевания земли. Иными словами, история империализма, квинтэссенцией которого была Великобритания, а в настоящее время США.

Ссылаясь на англосакских авторов , Шмитт пишет: ╚Согласно британскому мировоззрению , идея относительно того , чтобы континентальная сила могла стать мировым гегемоном, является абсолютно неприемлемой. Но зато владычество морской силы, Великобритании, над всем земным шаром представляется естественным состоянием вещей╩. Однако естественное ╚состояние вещей╩ не эмпирическая, а сугубо идеологическая категория. Такого состояния нет, существует лишь идеология господства государства гегемона. И мирового гегемона и его идеологию следует ниспровергнуть. Дальше он полемически замечает , что ╚самая великая империя в руках Великобритании, ≈ это ее империя над немецким сознанием. Великобритании удалось одурачить немцев и заставить их поверить в то, что британская мировая империя является чем то естественным и неотвратимым, а немецкая империя ≈ это не что немыслимое╩. ╚Огромный Левиафан обладает властью также и над умами и душами людей. И это- самое удивительное его могущество╩.

Британцы, в понимании Шмитта, самые большие лицемеры в мире. Талмудическая мораль, пропитавшая либеральные декорации британского империализма, уже после окончания наполеонских войн в 1815 году начинает выступать с претензиями универсальных законов истории, превращаясь таким образом в идеологию универсализма. Вывод, к которому приходит Шмитт, ≈ для государства гегемона либеральная идеология ≈ всего лишь прикрытие для хищнического империализма. Для народов, находящихся в подчинении, основная функция либерализма совсем иная: либерализм≈ орудие подрыва государства и единства народа, идеологическая уловка для завоевания этого государства.

Британские империалисты разглагольствуют об ╚естественном праве свободной торговли и свободы мореплавания╩, имея ввиду доминирование морей Великобританией и таким образом всего мира. Аналогично США пропагандируют доктрину ╚открытых дверей╩, подразумевая под этим экономическое и империалистическое завоевание всех мировых рынков, а свою мировую империю, созданную подобным путем, они называют ╚свободным миром╩. Идеологические лозунги ╚свободная торговля╩, ╚свобода мореплавания╩ или ╚мир открытых дверей╩ не что иное как геополитические формулы гегемонии морских держав.

Критикуя имперскую идеологию Великобритании, Шмитт пишет, что британцы красовались и кичились своей либеральной гуманностью , употребляя в то же время стратегию и тактику тотальной войны. Великобритания изобрела ╚тотальную войну╩, прототипом которой является морская блокада, применяемая Англией испокон веков. Морская блокада, как специфический тип военных действий, не различает между воюющими солдатами и гражданским населением. В результате мирное население погибает не в меньшей степени, чем солдаты и офицеры. Таким образом, считает Карл Шмитт, морская блокада представляет собой первоисточник ╚тотальной войны╩. Британцы не только ввели в употребление тотальную войну , но имеют и ╚хуцпу╩ (Шмитт использует еврейское слово , означающее наглость, смешенную с хвастовством. Любопытно отметить, что в кабинете немецкого политолога висел портрет британского премьера Дизраели , которого он, как и Достоевский, считал патентованным негодяем) описывать блокаду как свидетельство собственного морального превосходства. ╚Когда матери и дети погибают от голода вследствие блокады, англичане бахвалятся....крови не видно, и они ≈ гуманисты и либералы╩. Самое же поразительное, что находятся люди, которые верили (и продолжают верить!) им.

Читая Шмитта, невольно приходит на ум неизбежное сравнение британской империи в прошлом с ее историческим наследником - американской империей. В конце 1996 года , по данным ООН, в результате американского экономического эмбарго против Ирака погибло 572.000 детей. В настоящее время, по сообщению Иракского информационного агентства новостей, погибло более одного миллиона детей. Их смерть, как и гибель сотен тысяч японцев от взрыва атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки , на совести американских либералов и демократов, имеющих ╚хуцпу╩ провозглашать себя поборниками свободы и прав человека. Если Шмитт считал, что талмудическая мораль пропитала мысль англосаксов, то сегодня та же мораль лежит в основе идеологии американизма.

Решающее событие современной мировой истории ≈ не захват земли континентальными государствами , а захват морских просторов , а заодно колоний, Великобританией. Этот захват Шмитт характеризует как ╚глобальный акт мирового пиратства╩. Никакая революция в отношении владения средств производства не может сравнится с революцией понятия глобального планетарного пространства, явившейся следствием установления британского морского владычества на всем земном шаре. Тут можно добавить, что становление американской империи является актом глобального бандитизма ╚пиратов степей╩, по словам Хаусхофера, под маской доктрины Монро.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПИРАТСТВО БРИТАНЦЕВ

Разбойное государственное пиратство корсаров в прошлом ≈ основной источник накопления первоначального капитала в Англии 17-го века. Пиратство, поощряемое и спонсорируемое королевским домом привело к наплыву богатства на остров, помогая образованию класса богатых предпринимателей, которых Шмитт называет корсар-капиталистами. Именно пиратство, подчеркивает Шмитт, а не свободная торговля ≈ источник первичного накопления капитала. Либеральная идеология свободной торговли ≈ мифология чистейшей воды, цель которой одурачить иностранцев. Шмитт приводит исторические примеры варварства британских пиратов. Они, как известно, безжалостно убивали весь экипаж и пассажиров захваченных ими кораблей, в особенности тех из них, которые шли под флагами католических стран. Британский пуританизм оборачивался на деле ничем не прикрытым разбоем, послужившим экономическим толчком к развитию капитализма в Англии. Либеральный принцип ╚свободы мореплавания╚ , которым кичилась Британская империя, в реальности проистекал от практики пиратского разбоя в прошлом. Действительно, что может быть лучше для пиратов по призванию, чем ничем не ограниченная свобода мореплавания! Но каждому ясно, что свобода мореплавания для пиратов - несвобода для всех остальных (Абстрактный принцип ╚свободы мореплавания╩ имеет совершенно иное значении для государства, имеющие в свое распоряжении дредноуты, нежели для государства не имеющего флота вообще.) Свобода мореплавания море принадлежит в действительности только одной державе: Англии.

СВОБОДА МОРЕПЛАВАНИЯ - ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КОД МИРОВОГО ВЛАДЫЧЕСТВА 

В своих работах Карл Шмитт подчеркивает, что Англия достигла мирового господства основанного на господстве над океанами. Геополитическая и идеологическая формула ╚свобода мореплавания╩ являлась идеологией правопритязания Великобритании на мировое владычество. Процессу становления мировой гегемонии Великобритании сопутсвовало ╚первое планетарное упорядочение пространства, сущность которого отделение земли от моря. Земная твердь принадлежит теперь дюжине суверенных государств, море принадлежит всем или никому или, в действительности, море принадлежит лишь одному государству:Англии╩

Известный английский пират сэр Уолтер Рэйли, которого Карл Шмитт цитирует, писал: ╚Тот кто господствует на море, господствует и в мировой торговле, а тому, кто господствует в мировой торговле , принадлежат все богатства мира и фактически сам мир╩.

Британской империи удалось осуществить то о чем мечтал пират Рейли. ╚Англия стала владычицей морей и воздвигла простирающуюся во все концы света британскую всемирную империю , основанную на английском морском господстве над всей землей. Английский мир мыслил морскими базами и линиями коммуникаций. То, что было для других народов почвой и родиной , казалось этому миру (английскому) простым хинтерландом, незахваченной территорией. Слово ╚континентальный╩ приобрело дополнительное значение отсталости, а население континента представлялось отсталым народом╩. В этом контексте следовало бы сказать несколько слов о сходстве геополитических концепций гегемонии Великобритании в прошлом и США. Американский геополитик Колин Грей приводит в своей книге ╚Геополитика супердержавы╩ высказывание английского адмирала Сэра Джона Фишера , который подчеркивал , что ╚Пять ключей замыкают весь мир: Сингапур, мыс Доброй Надежды, Александриа, Гибралтар, Довер ...Эти пять ключей принадлежат Великобритании , и пять великих флота Англии будут навеки держать эти ключи...╩

Становится совершенно очевидным, что геополитические концепции Николаса Спайкмена о необходимости американского контроля над окраинными странами Евразии - Римланда- для успешного геополитического натиска и контроля над Хартландом, во многим соприкасаются с классической геополитикой Великобритании в прошлом. Проповедуя вслед за Мэхэном необходимость создания американских военных баз в окраинных странах Хартланда , Спайкман в действительности сконструировал геополитическую концепцию замыкания Хартланда, тождественным с Советским Союзом, в тисках блокады, б кольце анаконды. О ╚холодной войне╩ как геополитической блокаде Евразии писал в своей книге ╚Империя как стиль жизни╩ и известный американский историк Вилльям Апплеман Вилльямс, который, однако, видел ее концептуальный первоисточник в стратегии Севера против Юга во время гражданской войны: ╚То что Трумэн, Ачесон и другие заимстовали у Кеннана являлось реформуляцией стратегии кольца Анаконды применяемую Линкольном в американской гражданской войне. То, что Кеннан говорил в период от 1945 до 1948 года, являлось аналогичным тому, что Линкольн говорил между 1848 и 1861╩. Здесь уместно также припомнить, что задолго до своей статьи о источниках поведения Советского Союза , опубликованной в журнале ╚Международные отношения╩ в 1947 году, в письме от 26 января 1945 г. к Чарльзу Болену, Джордж Кеннан, известный как отец доктрины ╚сдерживания╩, писал: ╚конфликт между Советским Союзом и Соединенными Штатами является основополагающим фундаментальным конфликтом между Атлантической морской силой и Континентальной силой Евразии╩. В том же духе высказывался и Дэн Ачесон, для которого конфликт между Советским Союзом и США не идеологический, а геополитический. Лишь впоследствии геополитический конфликт между Соединенными Штатами и Советским Союзом был идеологизирован Соединенными Штатами в традиции богоизбранничества доктрины ╚Предопределенной судьбы╩ и Соединенные Штаты, также как и Великобритания в прошлом, объявили себя единственным поборником свободы и демократии, а все государства, невошедшие в сферу американской гегемонии, были заклеймены как тоталитарные государства. Но вернемся к Карлу Шмитту. В своей книге ╚Номос земли в международном праве Jus Publicum Eauropaeum╩ он подчеркивает, что ╚свобода╩ ≈специфическое понятие в международном праве и в геополитики. ╚Юридический аналис амити линий в международном праве 17 и 18 столетий показывает существование двух типов ╚открытых╩ пространств в которых завоевательная колониальная деятельность европейцев могла бы развиваться безпрепятственно. Во первых : безбрежное пространство свободной земли Нового Мира - Америка, земля свободы, иными словами земля свободная для колонизации европейцами.≈в которой международное право Старого Света- не распространяется, во вторых - свободное море≈недавно открытые океаны воспринимаемыми французами; голландцами и англичанами как сфера свободы╩. Свободный мир - это пространство свободное для завоевания. Таким образом понятие ╚свободa╩ было увязано с и обусловленно пиратвом и колониализмом ≈свобода это свобода грабить. В идеологии британского империализма ╚Свободные морские просторы и свободная мировая торговля, свободный рынок соединились в представлению о свободе, олицетворением и стражем которой могла быть только Англия╩. Шмитт , как и многие другие представители ╚консервативной революции╩ , в том числе Вернер Зомбарт, в плане теории о необходимости разграничения между врагом и другом, был бескомпромиссным критиком вражеской идеологии ≈ идеологии либерализма. Она, в понимании Шмитта, отражает мировоззрение морской силы, которая, как и кальвинизм, впитала в себя еврейские ценности. Если Зомбарт считал кальвинизм победой иудаизма над христианством, то Шмитт подобным же образом рассматривал либерализм≈ как победу еврейства в идеологии, и, следовательно, британская идеология, по их мнению , ничто иное как квинтэссенция талмудической морали.

Англосаксы ≈ величайшие мастера по части сокрытия своих преступных и хищнических планов за маской либеральной мишуры. У них искусство аморального сокрытия доведено поистине до совершенства, подчеркивал Шмитт. Если вы откроете ╚Дневник писателя╩ Достоевского , то убедитесь, что и он придерживался такой же точки зрения. Изобличая империалистические планы и махинации британцев за ширмой либеральной риторики о ╚свободной торговле╩, Шмитт раскрыл ханжество , лицемерие и талмудическую мораль коварного Альбиона. Умение прикрывать свои темные дела и захватнические намерения моралистической демагогией, ≈ подлинное искусство лицемерия, передающееся по наследству. Культурное наследие англосаксов сделало их великими мастерами в этом деле, позволив им захватить почти полмира. Правда о либерализме ≈ история брутального захвата пространства и реальность империализма...

Концепция Шмитта об еврействе схожа со взглядами Карла Маркса , выраженными в статье ╚К еврейскому вопросу╩ , и работой Вернера Зомбарта ╚Евреи и капитализм╩. Евреи, для Шмитта, специальный феноменологическо - социальный тип , для которого экономическая деятельность, прикрытая идеологией о ╚свободе торговли и мореплавания╩ (Великобритания) и доктриной ╚открытых дверей╩ (Соединенные Штаты) в настоящее время, является первоосновой. В ряде своих работ Шмитт обращал внимание на отношение евреев к понятиям территории и почвы. Поскольку евреи собственной территории не имели , этот факт не позволил им развить легитимную политическую идентичность. Для них почва не играла никакой роли, и экономика всегда являлась приоритетом, делая их агентами либерализма par excellence, а, как известно, идеология либерализма столь же беспочвенна как и сами евреи.

Для Шмитта принципы ╚свободы торговли╩ и ╚открытых дверей╩ , которыми прикрывается идеология империализма морских сил, неминуемо ведут к дегуманизации конкретного исторического пространства народов и его превращение в абстрактное экономическое пространство. УРОКИ ДЛЯ СОВРЕМЕННОСТИ

Многое из того, о чем писал Шмитт, приобрело жгучую актуальность в текущий период. Напомним, что он в своих поздних работах, например в ╚Номос земли в международном праве╩, сравнивал британских империалистов в прошлом с американским империализмом в настоящем. США взяли на вооружение либерализм и универсализм и те моральные установки, на которых зиждятся эти идеологии.

Так называемый универсализм Вудро Вильсона явился не только манифестом грядущей американской мировой империи, но он и заключил в себе определенную концепцию земли и геополитического пространства. Эта концепция объявляет весь мир одним абстрактным экономическим пространством, к которому Соединенные Штаты должны иметь неограниченный доступ на основе политики ╚открытых дверей╩. Абстрактный мир ╚открытых дверей╩ снимает понятие конкретной почвы суверенного государства. Противопоставление универсализма и суверенного государства - это противопоставление абстрактного экономического пространства конкретной почве или же, используя метафору Вернера Зомбарта, противопоставление ╚пустыни╩ ╚лесу╩ .

Если история становления Британской империи - история захвата пространства, то в точности так же можно рассматривать и становление американской империи. Экспроприация и присвоение - частичное или полное - суверенитета других стран сопутствует доктрине Монро и ее постоянному расширению. Подминая все на своем пути, в том числе и само понятие государственного суверенитета, периметр этой доктрины неуклонно расширяется. Представляется целесообразным заметить, что видный американский историк-марксист Уильям Апплетон Уильямс сравнивал американский империализм с пиратским обществом истекших столетий, установившим свои законы для захвата чужого имущества. Это сравнение, очевидно, мог бы сделать и Карл Шмитт.

Если присмотреться к основным идеологическим установкам американского империализма, ≈ доктрине ╚Предопределенной судьбы╩, доктрине Монро и доктрине ╚открытых дверей╩, то напрашиваются неизбежные выводы. По доктрине ╚Предопределенной судьбы╩, американцы - избранный богом народ, а США ╚Новый Иерусалим╩, как говорили пуритане-кальвинисты. Согласно этой идеологии американцы во всех отношениях превосходят остальные народы, и поэтому должны подчинить себе весь мир, захватив собственность всех других народов. Эта доктрина, по своей сущности, - талмудизм в американской интерпретации, который через протестантов-кальвинистов перекочевал через океан и определил сущность американской нации и американской национальной идеологии. Вспомним Вернера Зомбарта: ╚Америка- квинтэссенция иудаизма╩. Кстати известный американский историк Альберт Вайнберг в своей книге ╚Предопределенная судьба╩ очень четко проследил духовное родство американской идеологии и средневекового талмудизма. Доктрина же Монро, по существу, геополитика американского талмудизма или как сказал Наум Чомски ≈ доктрина ╚свободы грабить и эксплуатировать другие народы╩. Что же касается доктрины ╚открытых дверей╩, то это не только доктрина захвата всего мира, но и полная дегуманизация пространства и человечества посредством их превращения в абстрактное экономическое пространство или в пустыню. Перефразируя Карла Юнга можно сказать: американец это странный человек с душой еврея и повадками негра. В этом контексте можно припомнить, что известный теоретик американского империализма Брукс Адамс, поборник и глашатай грядущего американского мирового владычества, написал в 1898 году, что ╚Англия управляется международным еврейством в не меньшей степени , чем англичанами. Еврейские банкиры контролируют большую часть мира при помощи Британской империи╩. Сегодня же его слова можно повторить, поставив лишь на место Англии Соединенные Штаты. То, что Шмитт называл ╚самой большой империей Великобритании╩, в наши дни является ╚самой большой империей США╩ -их господство над мыслью и сознанием России. Соединенные Штаты зазомбировали русских в убеждении, что мировая американская империя ≈ это что-то само собой разумеющееся, а вот Российская империя почему то немыслима!

Русская мысль подчинилась иностранному влиянию и произошло постепенное ее отчуждение от своей сущности, то есть она предала саму себя. Дух врага проник в русскую сущность, а когда сущность и мысль порабощены, то народ теряет способность думать критически, думать в категориях специфических национальных интересов.

В своих работах Карл Шмитт неоднократно подчеркивал, что роль Катехона ≈ сдерживателя морской силы - историческое призвание Германии. Политическая эмансипация России требует принятия роли Катехона в отношении Соединенных Штатов и их планов установить Новый мировой порядок-доктрину Монро для всего мира.